комментарии
журнал "Вестник"

Дом Евангелия

важно знать
видеоролики
о церкви

Комментарии

Ксенофобия

07 Января 2014 г.

Ксенофобия

В Волгограде за этот год произошло уже три теракта. Мы горюем и сопереживаем с пострадавшими и с родственниками погибших. Их потерь не компенсировать. Жизней не вернуть. Возможно, посреди горя или потом где-то позже, кто-то из них найдет утешение в благодати Бога и смерти Его Сына Иисуса Христа.

Как правило, взрывы провоцируют не диалог, а взаимную ненависть. В последнее время наша страна испытывает (не без участия наших СМИ) атмосферу противостояния с внешними врагами. К силам запада – нашего вечного оппонента – присоединяются силы мусульманок-шахидок. Форумы, твиттеры и личные странички пестрят ненавистью к народам с северного Кавказа и к исламу в частности. Однако подобные чувства и эмоции не всегда имеют реальное обоснование. Например, мы ничего не слышим о взрывах в других исламских странах, а также на территории России со стороны Татарстана или Таджикистана, например. Сепаратистские настроения боевиков, которые теперь базируются не где-то на своей базе в лесу или горах, а в домашней ячейке, имеют весьма специфические политико-географические претензии. Исламизм (не путать с исламом!) или «нефтяной исламизм» (когда арабские шейхи подпитывают своим природным капиталом из нефти-долларов пассивные малые общины по всему миру) – это еще и политическое, а не только религиозное явление. Однако оно не оглашается, его предмет не становится частью публичного обсуждения, а СМИ об этом ничего не говорят.

То же самое касается угрозы со стороны запада. Если с севера Россию постоянно терзает волна террористических атак, запад преследует другие цели. Уже скоро настанет тот день, когда через границу проедет не гусеничная ткань бронированного танка, а автобус с геями, лесбиянками и педофилами, которые устроят нам секс-террор во всех школах и тех институтах, где учатся наши внуки и дети. Откуда такие настроения и как можно решить эту проблему?

Во-первых, это всегда не здоровое явление, когда люди руководствуются эмоциями, а СМИ эти эмоции еще больше эксплуатируют. В обсуждении таких проблем активное участие принимают «придворные журналисты» и «лже-политологи», которые, опять же, работают с чувствами зрителей, а не с фактами. Во-вторых, культурная, интеллектуальная и нравственная атмосфера в России, с ее религиозным национализмом со стороны главенствующей религии, стала благоприятной почвой для возникновения массы конспирологических и ксенофобских идей, теорий заговоров. Подобные настроения были характерны во все времена, где культ власти был освящаем господствующим религиозным институтом племенных богов. Даже Византия, которая, казалось бы, приняла в качестве «господствующей» «идеологию» христианства, не смогла избавиться от квази-суеверных теорий. Однако такие настроения, как ни странно, имелись еще во времена Нового Завета.

Когда Павел стоял перед разгоряченной толпой в Иерусалиме, толпа еще внимала говорящему на еврейском языке тарсянину до тех пор, пока он не поведал, что Мессия посылает его к язычникам (Дения Апостолов 22:21). Массы озверели, бросая в воздух пыль и метая одежды. Это Иудея и Иерусалим являются центром вселенной, где язычникам не место. По сути, тема язычников стали тем ящиком Пандоры, который выпустил самых лютых духов раздора между иудаизмом и иудее-христианством, которое позже превратилось в эллинистическое христианство. Даже евангелисты пытались показать, как тема язычников была деликатно выражена еще самим Иисусом, который, по правде говоря, в начале своей миссии действительно и не пытался проповедовать среди других племен Палестины.

Когда же Рим, а потом Византия возложили на христианство свои имперские ожидания, дух ксенофобии или варваро-фобии прижился и у них. Если иудеи не признавали за язычниками никаких прав в деле обетований Авраама (Павел и некоторые апостолы – яркое исключение) или, по крайней мере, считали, что доступ к этим обетованиям лежит исключительно через обрезание, то византийцы, сами будучи язычниками, отказывали в свою очередь в этих правах «быть во Христе» самим варварам, т.е. неэллинам.

Греки воспринимали свой мир (ойкумена) как самодостаточный и зацикленный на себе автономный космос. Все, кто жили за пределами этого мира, оказывались на ступень ниже, таким образом превращаясь в нелюдей. Варвары изображались как род песьеголовых, из земли людоедов, которые даже не могли говорить на нормальном языке. Казалось бы, христианство должно было как раз-таки уничтожать эти этнические преграды между народами. Однако происходило совсем наоборот. «Христианство», которое уже функционировало в качестве «духовной скрепы» в империи, превратилось в своего рода философию, где яркие библейские и живые истории об обучении всех народов попадали в зону белых пятен для читающего Библию грека. Если христианство может на что-то и сгодиться в отношении варвара, то скорее не само по себе, а только лишь потому, что оно может сбить спесь и смягчить дикого и нецивилизованного варвара. Таким образом, христианство для Византии было скорее дипломатическим инструментом во внешнеполитической борьбе с другими пограничными государствами.

А что Россия? Крещенный, но не обученный Библии народ до сих пор верит в свою богоизбранность и исключительность. Однако иудеи, которые по праву были таким народом, благодаря своим пророкам горько осознавали, что все беды, которые происходят с ними, происходят не по причине внешних врагов, а внутренних. Уход от Бога, от Его заповедей влек за собой войны, болезни и голод. Врагов уже нельзя было прогнать ночными криками и звоном разбившейся посуды. Враги беспрепятственно находились в Святом городе. Они выкалывали аристократам глаза, а его население отправляли в Ассирию и Вавилон. Богоизбранность уже не была последним аргументом в решении философского вопроса: «Боже, почему с нами так?» Евреи с плачем стирали одежды в водах Вавилона.

Однако в России мы отказываемся принимать за проблему очевидные явления. Во всем виноваты внешние враги. Враги с головами оппозиционеров, шахидок и геев. Мы боимся свободы, поскольку свобода дает людям возможность самоопределиться. Тогда наступает конкуренция и рыночные отношения для тех ценностей, которые мы на самом деле имеем или не имеем. Все решает рынок: т.е. свободные отношения. И тут уже нельзя положиться на карательную систему власти как арбитра и охранителя ценностей. Власть уже охраняет эти отношения и ценности, но не вмешивается в процесс их определения. Определяют сами участники. И вот тут нужно работать для того, чтобы удержать людей в храме. Или же: «реформировать» сам «храм», чтобы этих людей в конце концов удержать. В противном случае, получается, храмы и институты важнее людей.

Библейским верующим, думается, намного проще говорить о такой конкуренции и рыночной свободе. Нам проще говорить даже о референдуме, который мог бы решить вопрос отсоединения или, напротив, пребывания некоторых республик, народностей, штатов в той или иной стране. Мы должны как никто другие лучше понимать, что люди важней территориальной целостности. Насильно мил не будешь. Например, Чехия и Словакия решили, что им нужно пойти разными дорогами. Это произошло с Югославией. Так получилось и с Советским Союзом с его республиками. Весь мир состоит из стран, чьи территории переходили от одной империи к другой. Да, экономические связи все еще являются аргументом для сохранения единства. Но оно будет стоить жертв, а мы уже сказали, что человек важней абстрактной целостности.

Кроме проблем территориальных также важно понять другое, что критика со стороны запада – это не критика «врагов» или людей с песьими головами. Это те же люди, как и мы сами. Мы не являемся лучше их, а они – лучше нас. Вопрос противопоставления «запад-восток» – это вопрос архаичный и неполезный. Все люди – грешники. Мы в России грешники, а они – на западе, грешники. Протестантам проще принять этот универсализм, потому что это религиозный, библейский универсализм. Другим христианам сложней, т.к. они оперируют категориями небиблейского религиозного национализма («филетизм»). А он вреден во всех отношениях.

Бог создал человечество, повествует нам об этом Первая книга Моисея, от одного семени. «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе», писал апостол Павел (Галатам 3:28). Бог создал нас для свободы и равными. Однако, по всей видимости, наше общество, спешно приняв символику византизма, так и не усвоило основные положения самого христианства: уважение прав своего ближнего и равенство всех людей. Уже не суббота есть господин человека, а человек есть господин субботы, т.е. всех тех институтов, которые по идее должны работать на человека. А не наоборот.

Виктор Шленкин,
"Баптисты Петербурга" www.baptist.spb.ru




Колонка "Комментарии" является авторской рубрикой сайта "Баптисты Петербурга", мнение автора рубрики не является официальной точкой зрения Объединения церквей ЕХБ г.СПб и ЛО.



анонсы

29 Июня - 2 Июля

Open Air 2017 «ТЫ НЕ ОДИН!»

Open Air 2017 «ТЫ НЕ ОДИН!»

20 Августа

«Крещеные по вере»

«Крещеные по вере»

новости

21 Мая

13-летие «Доброго самарянина»

13-летие «Доброго самарянина»

8 Мая

День памяти на Пискаревском кладбище

День памяти на Пискаревском кладбище

7 Мая

Один день из 14-летней истории церкви

Один день из 14-летней истории церкви

29 Апреля

Субботник. «Жатвы много, а делателей мало…»

Субботник. «Жатвы много, а делателей мало…»

29 Апреля

Семейные выходные

Семейные выходные

новости на ваш e-mail
комментарии

4 Апреля

Жив, несмотря ни на что!

7 Января 2014 г.

Ксенофобия

24 Декабря 2013 г.

Евро- или рублемайдан
читать все комментарии