комментарии
журнал "Вестник"

Дом Евангелия

важно знать
видеоролики
о церкви

Комментарии

О культуре протеста

25 Января 2012 г.

О культуре протеста

Скоро наступят президентские выборы. В начале февраля планируется очередной третий митинг и шествие протеста против фальсификаций на выборах в Думу. На нашем информационном поле становятся все более и более заметны богословские дискуссии среди христиан на тему культуры протеста. Как среди православных христиан, так среди протестантов все больше авторов высказываются на предмет отношений государства и церкви. Богословие протеста – это та тема, о которой мы знаем очень и очень мало не только в практике, но и в теории.

Православные сайты, да и учебники по патристике (учение отцов церкви), очень часто пестрят иллюстрациями об Иоанне Златоусте, который ценой своей епископской карьеры пошел против византийской императрицы Евдоксии. Вспоминают в связи с этим как Василия Великого, так и Амвросия Миланского. Последний действительно оказывал сильное влияние на императоров. Особенно на Феодосия. Пример Златоуста часто приводится в подтверждение того, что советская традиция сервилизма, сергианства и цезарепапизма (симфония в византизме это вообще что-то особенное) не имеет никакого подтверждения в святоотеческом предании. Ну что ж, это очень хорошо.

Отношение верующих к власти всегда было не простое. Не простое потому, что Библия говорит о самой власти несколько диалектически. В Новом Завете мы имеем два таких отрывка, указывающих на сложность темы. В книге Деяний Апостолов мы читаем такие слова: «Петр же и Апостолы в ответ сказали: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деяния 5:29). А в послании к Римлянам мы видим: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13:1). Создается впечатление, что тут Библия имеет противоречие. Хотя на самом деле никакого противоречия тут нет. Сама власть необходима. В обществе должны быть структуры, ответственность, распределение обязанностей.

Нам очень сложно говорить о власти, социальной активности и этике, поскольку мы тянем за собой определенное историческое наследие. Оно и сформировало нашу евангельскую идентичность. В отличие от Реформации в Европе, во главе которой уже находились лютеранские или реформатские богословы (не говоря уже о королях и принцах) во главе евангельского движения были часто люди простые. А порой и крепостные. Пробуждение в Петербурге среди аристократов закончилось остракизмом ее руководителей со стороны царя. Мы не говорим о том, что в душе евангельских христиан всегда существовала некоторая холопская покорность власти. Как раз наоборот. Если было бы иначе, евангельские христиане не смогли бы сохранять свою веру в лучших традициях религиозного нонконформизма. Однако богословское осмысление протеста приводило к тому, что в политическом плане наше представительство всегда было несколько сумрачным и иллюзорным.

Так что же говорят библейские авторы о начальствах и правителях. Дело в том, что высказывания апостолов в книге Деяний не являются призывом к революции и гражданскому неповиновению. В этом отрывке понятно. Наша вера – дело святое. И фарисеи с иудейскими начальниками посягнули именно на нее. Но что делать, когда прорывает трубы, когда строятся умопомрачительные по стоимости дороги, когда распиливается бюджет, и деньги идут не на социальные нужды, а на дворцы чиновникам? Казалось бы, тут разговор не о вере. Тогда о чем? И вот в этом-то весь вопрос.

История церкви знает два пути отношения к власти. Первый путь был путь гностиков. Гностики, называя, кстати говоря, себя христианами, задавали очень справедливый вопрос, который звучит эхом в Евангелии от Иуды: «Зачем страдать и мучиться за веру? Христос отстрадал за нас, заплатив ценой своей жизни! Если мы называем Бога Отцом, то разве Он захочет, чтобы его дети страдали?» и т.д. Таким образом, учение и практика гностически настроенных христиан была сведена к тому, что в церкви они должны исключительно беспокоиться о своем спасении. Подобное «про-гностическое» отношение к миру было в еще большей мере усилено во времена Просвещения. Церкви указали на скамейку запасных игроков. Возникли понятия: мирской и духовный. И с разделением церкви и общества, религии и светских институтов церковь оказалась в оффсайде.

Но в ранней церкви, и отчасти в средневековый период ситуация была иной. И не просто из-за того, что епископы могли благословлять на королевство королей и королев. В то время, особенно в период раннего христианства, официальная церковь, скажем так, еще не успела напортачить. Да, церковь уже была разделена строго на мир и клир. Достаточно быстро церковь скопировала и отразила в своей иерархической структуре римскую юридическую структуру. Появились папы, епископы и патриархи. Церковь, став институтом, а порой ее представители активно участвовали в военных операциях, стала активно влезать туда, где ее не ждали. Папа Юлий II постоянно вел военные кампании. Рафаэль запечатлел его на своей картине одетым в броню и военные латы. Так церковь стала отображать то, с чем ее не ассоциировали. Люди перестали думать о церкви как о Божьем народе. Они стали думать о ней, как о горстке таких же чиновников, которых они могли иметь сомнительное удовольствие лицезреть каждый день.

И это то, что произошло в Европе. Но в России была очень похожая ситуация. Петр Великий, чтобы хоть как-то освободиться от покровительства «церковных владык» (а для протестанта это звучит скорее как оксюморон) упразднил патриаршество. То есть, церковь как институт постоянно мешала и лезла туда, куда ее не просили. И только с появлением протестантов-нонконформистов, пережившими свой первый порыв апокалиптического неофитства и политической неопытности, христиане стали настаивать на том, что церковь, во-первых, отделена от государства, а во-вторых, церковь – это прежде всего собрание христиан, а не просто группа епископов и клира.

Между прочим, само появление протестантизма в Европе стало проявлением организованного протеста против официального и легального политического режима в Священной Римской империи. А потом против монархии короля Карла I при Кромвеле и пуританах в Англии. Но не с казнью Карла был связан общий сдвиг целой политической парадигмы мировосприятия европейцев (XVII век). Скорее, при Французской Революции и взятии Бастилии. Королей, оказывается, можно ставить и убирать, как шахматные фигуры. И никаких космических бедствий после этого, оказывается, не происходит. Поэтому бюргеры в Европе спрашивали: на самом ли деле король – божий помазанник?

Джон Локк, который защищал естественной право людей на революции, ответил: «Нет». И с тех пор данный вопрос не возникал. Особенно в случае Американской Революции за независимость от Британской Империи. Эта революция в глазах многих людей считалась религиозной, а в некоторых британских кругах ее назвали «пресвитерианским восстанием». В конце-то концов, мы можем признать, что история западной цивилизации была историей борьбы христианских руководителей против безбожной государственной власти и тех антиевангельских теологий, которую эту власть благословляли и легализовывали. Недаром Мартин Лютер и его соратники считали подобные теологии «вавилонским».

Сегодня церковь, особенно в силу своего «гностического багажа», подозрительно относится к любой социальной активности. Считает, что это малодушная поблажка Марксу и его социально-материалистической теории. И поскольку наше царство на небесах, считают многие христиане, нам и дела, в общем-то, нет до протестной позиции (а по сути, любой активно социальной) в обществе.

Тут имеется опасность очень сильно углубиться в историю евангельского христианства и христианства вообще. Однако протест как философская позиция может наблюдаться даже в лагере самых «радикальных» пацифистов. Ведь любая социальная позиция может оказаться протестом. Активные пацифисты «протестуют» против милитаризма. Мы сами часто оказываем протест. Не стоит, разумеется, совсем девальвировать основное значение термина. Но мы протестуем, возражаем, не соглашаемся каждый день. Выражаем свои возражения также и в церкви: пастору, церковному совету или же, как в случае девушки, которая говорит молодому человеку на его предложение связаться, так сказать, судьбами: «Нет, я не пойду за тебя…» Чем, гм, не протест?

Не стоит бояться споров и дебатов. Даже на эту тему, конечно. Иисус, к тому же, считал, что основная война ведется в сердце человека. Если кто-то ненавидит своего ближнего – уже человекоубийца. Стало быть, кто называет своего брата: дурак, тот подлежит суду синедриона. А если что жестче скажет, то путь ему в геену (Мф. 5:22). Физическим страданиям при этом отводится второе место. Главное, человеку нужно войти в Царство Божье. Пусть и калекой. Это лучше, чем целеньким и невредимым попасть в ту же геену (Мф. 5:30). Поэтому солдат, который орудует штыком на поле брани, считали русские философы «серебряного века», менее виновен, нежели политик, который туда его посылает. В мире существует, считали они, зло. И для предотвращения этого зла, для контроля над ним, сегодня необходима некоторая степень «необходимого зла». Только так в нашем падшем мире можно сохранить порядок. С одной стороны, Библия гласит: «Не убий». С другой стороны, если вы перевернете страницу своей Библии, вы прочтете те заповеди, где перечисляются случаи побития грешников камнями. Убийство в данном случае – зло? Зло. Но это необходимое зло. Дабы избежать большего.

Как мы уже писали ранее, апостольская проповедь об Иисусе, Его смертных страданиях на кресте имела космическое измерение. Апостолы, и в частности Павел, претендовали на то, что Иисус является Господом мира: видимого и невидимого. У него вся власть не только на небе, но и земле. И Он будет судить все народы. Включая власти.

Сами себе представьте: когда до какого-то современного Ирода доходит, что за все свои махинации с бюджетными деньгами Царства Божьего ему уже не видать, что он станет делать? Если такой человек принимает свидетельство Писания, а не просто находит ежедневное очищение своих «государственных» грехов, выдавая чек на «нужды храма», то такой человек этого Суда сможет избежать. Если оставит свои преступления и поймет, что нынешняя власть, которая в его руках, от Бога. И за эту власть он понесет не только уголовную ответственность по земным стандартам, но и по Христовым. Но это в идиллии.

Во власти мы не всегда найдем верующих людей. Хотя они ой как еще нужны! Часто политики ориентируются на социальные ожидания. Выгодно быть православным? – тогда хоть черт рогатый им станет. Протестантом? – Пожалуйста! Ради церковно-политической конъюнктуры можно и «черного борова посвятить в епископы». Это, конечно, еще не показатель. Но если власть контролируется, если народ, весь народ, следит за ротацией, соблюдением законов, выборами, то риск демонизироваться у правителей будет намного ниже.

Как говорится в Послании колоссянам, весь мир пронизан властями, силами, господствами, начальствами и престолами. Это разговор не просто о мифологическом мировоззрении древнего человека. Вся наша реальность, согласно автору этих посланий, разделена на социальные «структуры» или «сообщества», за которыми стоят совокупности политических и общественных начал. Если люди оставляют их без опеки, и эти «престолы» или «господства» пущены на самотек, всегда будет существовать опасность возникновения в их среде автономии. Без проповеди верующих людей, без их активного участия в жизни эти люди узурпируют и демонизируют власть. Это то, что произошло в Германии и в России в прошлом веке. И это то, что происходит по всему миру всегда, когда властям дается не принадлежащая им по праву автономия и единоличная власть. Однако в этом мире только Бог и Христос единолично имеют всю полноту власти. У Бога подлинная власть. А та власть, которую мы получили согласно Первой Книге Моисея от Бога, дана нам для нравственного господства в этом мире (Быт. 1:28). И это нельзя ни в коем случае забывать.

Виктор Шленкин,
"Баптисты Петербурга" www.baptist.spb.ru




Колонка "Комментарии" является авторской рубрикой сайта "Баптисты Петербурга", мнение автора рубрики не является официальной точкой зрения Объединения церквей ЕХБ г.СПб и ЛО.



новости

7 Августа

Вифания 2017

Вифания 2017

1 Августа

Крещение в Волхове

Крещение в Волхове

24 Июля

«Свободный полет»

«Свободный полет»

29 Июня

Open Air 2017

Open Air 2017

4 Июня

Летнее крещение

Летнее крещение

новости на ваш e-mail
комментарии

4 Апреля

Жив, несмотря ни на что!

7 Января 2014 г.

Ксенофобия

24 Декабря 2013 г.

Евро- или рублемайдан
читать все комментарии