комментарии
журнал "Вестник"

Дом Евангелия

важно знать
видеоролики
о церкви

Комментарии

Весенние смуты

02 Мая 2009 г.

Весенние смуты

Акции протеста в Кишиневе, собрания оппозиции в Грузии, политическая нестабильность в Украине – вот что характеризует многие новостные ряды информационных агентств. Эти события наводят на ряд мыслей. Как будто три бывшие советские республики сговорились между собой «замутить» весенние волнения. Как ни странно, но среди бывших стран коммунистического блока передача и смена власти зачастую связана с политическими неразберихами. В них принимают участие как простые граждане, так и политические партии. Как же относиться к такой природе смены власти? Что ее обуславливает? Что такое власть вообще, и может ли христианин быть активным сторонником ее смены или, – если не выдавать импульсы журналистского радикализма (невольно переходящие в пропаганду), – критики? К тому же у нас тут как всегда: с приходом многообещающего политика вряд ли что меняется к лучшему.

«О времена, о нравы…» Власть более не священна, скажут сегодня те, кто ориентирован на естественное право. Священны только силовые структуры… Президентов не именуют больше помазанниками, а в своих гимнах мы не молимся за царя или премьера. В древние же времена все было не так. Власть считалась установленным Богом порядком в такой степени, что любая критика власти или даже мысль о ее силовой смене считалось бы чем-то богохульным и богоборческим. Даже реформаторы, возглавившие движение евангельского обновления в Европе шестнадцатого века, не видели каких-либо богословских причин говорить и призывать к смене власти. Более того, волею судьбы, напротив, немецкие князья стали защитниками реформатского движения. Однако со времен Французской Революции люди буквально потеряли голову: после взятия Бастилии смена власти стало чем-то обыденным как в Европе, так и в Новом Свете. Та идея, что образ бессменной священной византийской монархии может быть в скором будущем успешно преодолен, обязана своим появлением веянию учений эпохи Просвещения. А антиклерикальная французская атмосфера, порожденная общим недовольством тиранией короля и невежеством священства привела к той самой Французской Революции, ставшей отправной точкой для появления нового понимания природы власти. Революция была по сути философской, поскольку в корне меняла прежнее видение и понимание сущности права. Во власти стали видеть просто необходимость, а не постановление Божьей воли. Так на вопрос Наполеона своему учителю Пьеру-Симону Лапласу, где же в его «Системе мира» есть место для Бога, французский математик просто ответил: «Сир, я не нуждаюсь в этой гипотезе».

Иисус, кстати говоря, подчеркивал, что сама власть не является таким уж бесспорным явлением, как это может показаться на первый взгляд. Так в духе раввинских преувеличений (но в них имеется и сама суть) Он бросил вызов семейной власти родства, заявив, что ради любви к Нему любовь к родным должна показаться ненавистью. Если отец или мать, брат или сестра противятся верности Господу, нужно выбирать последнего. В отношении же государственной власти было сказано еще апостолами: «должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Книга Деяний 5:29). История церкви нам также напоминает, за что погибали ранние христиане, когда римские солдаты заставляли их поклоняться образу императора. Они верили, что проповедь об Иисусе как Господе означала политическую статью. Другими словами, утверждая, что Иисус есть Кириос (греч. господин), они подразумевали, что римский император – самозванец (Н.Т. Райт).

Но что тогда имел в виду апостол Павел, когда сказал, что «нет власти (греч. «эксусия») не от Бога» и «существующие власти от Бога установлены» (Римлянам 13:1)? Имел ли он в виду, что мы заслуживаем именно тех правителей, которые оказались волею провидения у руля сегодняшней власти? Должны ли подчиненные, то ли в семье или на работе беспрекословно повиноваться и отдавать должные почести существующим властям? Как мы видим из самого Нового Завета – это не совсем так. Например, тот же Павел назвал первосвященника Ананию «стеной подбеленной». Апостол упрекнул его в том, что он занимает свой пост, чтобы судить согласно закону, но вопреки закону повелевает бить того гражданина, чье дело не является таким однозначным. И тут же на упрек в свой адрес тарсянин дает понять, что ему прекрасно известна процедура отношения к первосвященнику: злословить его нельзя. С другой стороны, это не означает, что апостол его злословил. Он только дал понять, что злословить людей, обладающих таким статусом, в принципе запрещено. И он не злословил, а сделал упрек, т.е. критиковал. И причем публично (cм. Деяния, 23 гл.).

Павел прекрасно понимает, что власть может быть узурпирована. Важен и священен не конкретный человек, который занимает пост и олицетворяет власть, а сама власть! Священна власть – система власти как установленный божественный порядок. Антипод власти – анархия, с которой не мыслится какой-либо порядок и ход жизни. Бог есть Бог начальств и властей (здесь уже «власть» не как государство, а как ангельские силы), сам занимающий и обладающей высшей властью. Однако ошибочно думать, что само облачение властью наделяет человека автоматической способностью безошибочно принимать решение и управлять судьбами других людей. Диотреф узурпировал властью, когда не принимал проповедников из других церквей (2 Иоанна 9, 10). Фараон ожесточал свое сердце, Понтий Пилат проявил малодушие, Ирод Великий был безжалостным диктатором. Но если человек использует власть по назначению, если не допускается демонизация власти, тогда священен и сам человек, занимающий это положение и имеющий власть. Начальник есть Божий слуга (Римлянам 13:4), и он не напрасно носит меч, потому что наказывает делающих злое. И, напротив, он демонизирует свою власть, когда носит меч, чтобы делать злое. Государству всегда угрожает демонизация, т.е. абсолютизация, которая обнаруживается в апокалиптической картине «вышедшего из бездны звере». Поэтому тот же Понтий Пилат, не исполнив священную функцию данной ему от Бога власти, что было подтверждено Иисусом, отрекся от реальной и легитимной власти. А подобное отречение, с другой стороны, есть бунт против того же Божьего порядка. К тому же за всякой властью находятся престолы и начальства, которые каким-то образом связаны с политическими фигурами. Швейцарский богослов Карл Барт пишет: «По праву было подчеркнуто, что этим объясняется, почему государство из определенного Божьей волей и распоряжением прав в Рим. 13 может превратиться в уполномоченного драконом, поощряющего культ цезаря, воюющего против святых, хулящего Бога и овладевающего всем миром зверя из бездны в Откр. 13. Ведь ангельская сила может одичать, выродиться, извратиться и, таким образом, стать бесовской силой. Распинающее Иисуса Пилат-государство, очевидно, стало таковым».

Бог ставит начальства и ниспровергает их. Тот громадный истукан, которого созерцал в своих видениях пророк Даниил, есть прообраз сменяющих друг друга царств: государств и властей. Как они менялись? Кто их менял? Пророк утверждает, что это происходило по каким-то естественным причинам, само собой. Камень обрушился на истукана «без содействия рук», и началась чреда смены царств. Никто из авторов не объясняет, как должна происходить несанкционированная законом и нормами смена власти. Но они уверяют нас со страниц Писаний, что это обязательно произойдет, когда демонизация и абсолютизация власти достигнет определенной крайности. И не обязательно эта демонизация связана только с гонениями на святых. Как показывают волнения в Грузии или политическое напряжение в Украине, Божьи законы работают всегда без исключения. Конечно, история знает такой яркий пример, как случай пастора Дитриха Бонхёффера, который увидел свой гражданский и христианский долг в том, чтобы остановить дракона. И мы знаем, соверши он покушение на Гитлера или нет, власть фюрера была бы обречена в любом случае. Когда союзники достигли камеры заключенного лютеранского пастора, автора «Писем из тюрьмы» уже не было в живых. Потому что камень «без содействия рук» уже упал.

В заключении мы лишь добавим, что не стремились здесь рассуждать о какой-либо весомой и обязательной роли баптистов в подобных событиях. Христиане могут исповедовать различные политические догмы. А церковь имеет прежде всего эсхатологическую, а не политическую миссию, хотя мы и распространяем духовное измерение Царства Христа во всех сферах жизни, включая служение своей стране. Среди нас есть демократы: консерваторы и либералы; коммунисты и даже монархисты! Но при всей поддержке тех или иных взглядов нам стоит помнить, что в конечном итоге миром правит Христос, сам давший определенным людям власть, которую они могут, боясь Бога, по совести исполнять или демонизировать. Если же в их случае допустимо последнее, то камень «без содействия рук» еще не один раз даст о себе знать.

Виктор Шленкин, "Баптисты Петербурга"




Колонка "Комментарии" является авторской рубрикой сайта "Баптисты Петербурга", мнение автора рубрики не является официальной точкой зрения Объединения церквей ЕХБ г.СПб и ЛО.



новости

7 Августа

Вифания 2017

Вифания 2017

1 Августа

Крещение в Волхове

Крещение в Волхове

24 Июля

«Свободный полет»

«Свободный полет»

29 Июня

Open Air 2017

Open Air 2017

4 Июня

Летнее крещение

Летнее крещение

новости на ваш e-mail
комментарии

4 Апреля

Жив, несмотря ни на что!

7 Января 2014 г.

Ксенофобия

24 Декабря 2013 г.

Евро- или рублемайдан
читать все комментарии